Полиграф в России

   В отличие от США - страны, лидирующей  в области полиграфных проверок, использование полиграфа в России прошло совершенно особый путь с учетом исторических событий, происходивших в стране. 

  Ещё в 20-х годах прошлого столетия Александр Романович Лурия (позднее - академик АПН СССР) усовершенствовал весьма популярный в экспери­ментальной психологии тех лет ассоциативный метод и, работая в специ­альной лаборатории при Московской губернской прокуратуре, применил разработанный метод для выявления скрываемой информации у лиц, со­вершивших тяжкие преступления.

   Несмотря на то, что в своих работах А.Р.Лурия пошел от­личным от американских исследователей путём, его идеи оказали заметное влияние на современную методологию испытаний на по­лиграфе. Он, в частности, сформулировал генеральный принцип психофизиологических способов выявления у человека скрываемой им информации: согласно этому принципу, "единственная возмож­ность изучить механику внутренних "скрытых" процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-нибудь одновременно протекающим рядом доступных для непосредственного наблюдения процессов.., в которых внутренние закономерности и соотношения находили бы своё отражение".

  По мнению Ю.И. Холодного (автора множества монографий, посвященных практике использования полиграфа в России и за рубежом), история психофизиологического метода "детекции лжи" в России прошла   ряд этапов. На смену быстротечному первому этапу зарождения этого метода, за­вершившемуся к началу 30-х годов, пришел длительный, исчисляемый де­сятилетиями второй этап - этап резко негативного отношения к полиграфу.

   В целом, "проблема полиграфа" в нашей стране прошла тот же  мучительный  путь, что кибернетика и генетика. Отсутствие достоверной научной информации о данном методе неизбежно привело к извращенному представлению о сущности испытаний на полиграфе и их реальных возможностях.

   В послевоенное время редко появляющиеся работы из-за рубежа по вопросам полиграфа, также вызывали резкий негативизм. Последовавшее в начале 50-х годов резкое увеличение проверок на "детекторе лжи" в США не привлекло внимание советской криминалистической или психологической науки. И только в 60-х годах начинает формироваться иная позиция в отношении испытаний на данном приборе, призывавшая правоведов, юристов, криминалистов, психологов,  прекратить голословно и бездоказательно объявлять данный метод антинаучным и реакционным.

   Первым, после Лурии А.Р., соприкоснувшимся с идеей отражения эмоций был академик П.В.Симонов, занимавшийся в начале 70-х годов информационной теорией эмоций. Ученый констатировал, что "эффективность современных способов выявления эмоционально-значимых объектов не вызывает сомнений.  Подобно медицинской экспертизе и следственному эксперименту, эти способы могут явиться вспомогательным приемом расследования, ускорить его и тем самым содействовать решению главной задачи правосудия: исключению безнаказанности правонарушений".

   К сожалению, работы Симонова, Воронина, Злобина, Яни в начале 70-х годов в очередной раз подверглись яростным нападкам со стороны тех же оппонентов,  которые критиковали данный метод еще в довоенное время. И проблема испытаний на полиграфе исчезла со страниц отечественной печати еще на 10 лет.

   На рубеже 60-70-х годов начался третий этап истории метода "детекции лжи" - этап не афишируемого в средствах массовой информации, серьёз­ного изучения естественно-научной природы и прикладных возможностей использования полиграфа. Этот этап завершился убедительным подтверж­дением эффективности проверок на полиграфе при решении прикладных задач по обеспечению государственной безопасности.

   Результатом многолетней научной работы стало появление в 1975 году Приказа главы КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова, в котором говорилось о создании спецподразделения по прикладному применению аппаратного метода детекции лжи. Применение полиграфа было полностью подконтрольно государственным силовым структурам, развитие методической, научной и технической базы осуществлялось в режиме секретности.    

   Существенно изменилось положение в этом вопросе в 90-е годы. В марте 1993 года Генеральная прокуратура и Министерство юстиции России открыли путь применению психофизиологического метода "Детекция лжи" в деятельности федеральных  органов,  осуществляющих  оперативно-розыскную  деятельность. В ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (где дается исчерпывающий перечень оперативно-розыскных мероприятий, среди которых на первом месте значится опрос граждан) разъясняется, что «должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями…», при этом в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий разрешается использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, «а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде».

  История полиграфа в России вступает в свой следующий этап широко­го признания и внедрения метода ОИП в различные сферы деятельности государства и общества.

  С 1994 года полиграф стал активно использоваться при расследовании уголовных  преступлений, а также при приеме на службу в правоохранительные органы. Новый импульс развитию полиграфа придал Закон  от 07.02.2011  N 3-ФЗ "О полиции". С целью  формирования  высокопрофессионального кадрового ядра органов внутренних дел (ОВД) России, была проведена аттестация, в которой ключевую роль играла проверка с использованием полиграфа при назначении на должности.

   Разумеется, использование полиграфа в сфере кадровой безопасности не осталось не замеченным для российского бизнеса. В какое-то время количество проверок, проведенных в коммерческих компаниях при отборе персонала и в рамках внутренних расследований, значительно превысило число проверок, проведенных в правоохранительных органах.

  С конца 90-х годов в Москве и других крупных промышленных и торговых центрах формировался круг коммерческих корпораций и банков, которые на постоянной основе применяли полиграф как средство профилактики возможных правонарушений на рабочем месте, т.е. для проверки кандидатов и уже работающего персонала. Проверкам на полиграфе придается большое значение как дополнительному средству для выявления индикаторов корпоративных злоупотреблений.

  Многие коммерческие компании применяют проверки на полиграфе как эффективныхй способ раскрытия правонарушений, совершаемых работниками предприятий. Опыт показывает, что большинство правонарушений (хищения, порча имущества, несанкционированная передача конфиденциальной информации третьим лицам и проч.), совершаемых в сфере частного предпринимательства, остаются нераскрытыми.

   Одна из причин тому – неумение служб безопасности коммерческих предприятий провести квалифицированное служебное расследование. Вторая причина заключается в том, что предприниматели не склонны предавать огласке факты имевших место правонарушений, так как это нанесет ущерб имиджу их предприятий либо потребует вмешательства правоохранительных органов, за которым могут последовать негативные последствия для их бизнеса. В связи с этим, привлечение к служебному расследованию квалифицированного полиграфолога позволяет выявить нарушителя и, в то же время, не допустить нежелательную огласку произошедшего.

   Итак,  В России проверки с использованием полиграфа в зависимости от подлежащих решению задач может проводиться:

- при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;  

- при осуществлении судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях в соответствии с требованиями процессуального законодательства Российской Федерации;

- при регулировании трудовых и иных, непосредственно связанных с ними, отношений. 

  Сегодня следователи прокуратуры, органов МВД России, а также судьи всё чаще используют помощь специалистов-полиграфологов при расследовании уголовных дел, разбирательстве по гражданским делам; кадровики и представители Служб безопасности предприятий различных форм собственности обращаются к полиграфологам для решения вопросов, связанных с подбором и проверкой лояльности персонала. Причем, результаты исследований с применением полиграфа в совокупности с иными доказательствами, собранными по делу, не только находят отражение в обвинительных заключениях, но и могут быть положены в основу выводов суда в отношении подсудимых.

  Назначение и производство судебной психофизиологической экспертизы и такого ее вида как психофизиологическое исследование с использованием полиграфа не противоречит действующему законодательству. Так, в ст.57 Уголовно-процессуального кодекса РФ прямо указывается, что эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное в установленном порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения. В ст.ст. 195-207, 269, 282 и 283 УПК РФ, а также в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», где разъясняется порядок проведения экспертиз, нет ограничений, касающихся их видового перечня.

  В каждом из ведомств, в структуре которых есть экспертные подразделения, имеется перечень проводимых в данном ведомстве судебных экспертиз. Существование ведомственных документов не ограничивает возможности правоохранительных органов по назначению экспертизы, не включенной в соответствующий Перечень, с поручением ее производства лицу, обладающему, по мнению назначающего экспертизу, необходимыми специальными знаниями.

  В настоящее время проходит работа над проектом Федерального Закона «О судебно-экспертной деятельности в РФ», который упорядочит также и  деятельность экспертов-полиграфологов.

 

Поиск по сайту


Кто на сайте

© 2019 http://gpoligraf.ru/. Все права защищены.
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.